Мужская сексуальность

Казалось бы, что может быть проще мужской сексуальности? В отличие от женщин, у которых все спрятано в глубине тела, мужские половые органы расположены открыто, а важнейшие сексуальные реакции – эрекцию и семяизвержение можно наблюдать визуально. Особой стеснительностью мужчины тоже вроде бы не отличаются, секс – любимая тема мужских разговоров. Какие уж тут тайны.
Мужская сексуальность всегда была и остается предметом своеобразного культа. А где культ, там и мифы. А где мифы, там и страхи, тревоги и беспокойства: все ли у меня в порядке, настоящий ли я мужчина?

Американский сексолог Б. Зилбергелд в своей книге «Мужская сексуальность» перечисляет самые распространенные мужские мифы:

· Если мы крутые ребята в сексе, то для нас нет никаких трудностей.
· Настоящий мужик не занимается такими бабскими вещами как чувства и разговоры.
· Всякое прикосновение сексуально или должно вести к сексу.
· Мужчина всегда заинтересован в сексе и всегда готов к нему.
· Настоящий мужик проверяется прежде всего в сексе.
· Секс и половой акт – это одно и то же.
· Мужчина должен быть способен заставить свою партнершу испытать как бы землетрясение или, по крайней мере, ошеломить ее.
· Хороший секс обязательно предполагает оргазм.
· Хороший секс происходит сам собой, без подготовки и разговоров.
· У настоящих мужчин нет сексуальных проблем.

Недоразумения начинаются с анатомии. «Настоящий мужчина» из легенды обязательно обладает длинным, как штык или копье, и таким же твердым, несгибаемым половым членом. Член — главный признак мужского достоинства и силы. Это свойство и сегодня вызывает зависть, ассоциируясь с высокой cексуальной потенцией и способностью удовлетворить женщину.

По поводу размеров члена существует множество самых разнообразных мифов. Некоторые люди убеждены, что размеры члена связаны с высоким ростом и вообще более мускулистым телосложением. Другие думают, что длина члена коррелирует с размером ног, или длиной носа, или величиной ушей. Некоторые связывают ее с расовой принадлежностью, особую зависть вызывают негры.

Счастливым обладателям могучих приборов приписывают особую физическую силу, смелость, спортивные достижения. Что они более сексуально возбудимы, обладают лучшей эрекцией и ведут более интенсивную половую жизнь. Наконец, что размеры очень важны для женщин. Короче говоря, для одних мужчин это предмет гордости, а для других – унижения и зависти.

В самом деле, тут все индивидуально. При опросе группы студентов, какие свойства внешности, по их мнению, нравятся женщинам в мужчинах, «большой член» упомянули 15 %, а среди женщин этот признак указали только 2%. Гораздо привлекательнее для женщин оказалась форма ягодиц (39%), атлетическое телосложение (15%), руки (13%), глаза (11%) и многое другое.

Тем не менее, многие мужчины, не говоря уже о подростках, очень тревожатся на этот счет. В книге «Праздник, который всегда с тобой» Эрнест Хемингуэй рассказывает, что однажды его друг писатель Скотт Фитцджеральд попросил его правдиво ответить на один жизненно важный вопрос. Его жена Зельда сказала Скотту, что у него есть анатомический недостаток, из-за которого он не сможет удовлетворить никакую женщину, что дело в размерах. «Ну, что же, — сказал Хемингуэй,- пошли в контору». – «В какую контору?» — «В туалет». После того как друзья вернулись в ресторан, Хемингуэй сказал: «У тебя все в полном порядке. Пойди в Лувр, посмотри статуи, и ты сам в этом убедишься. Только учти, что себя ты видишь сверху, а статуи — снизу и сбоку, поэтому их размеры увеличиваются». – «А может быть, статуи неточны?» — сказал Скотт. «Нет, — сказал Хемингуэй,- они совершенно правдивы, многие люди были бы рады иметь такие пропорции». – «Почему же Зельда так сказала?» — «Очень просто — она избавилась от конкуренции, вывела тебя из игры, чтобы ты даже не пробовал иметь дело с другими женщинами. Вот и все, я сказал тебе всю правду. Ты мне веришь?» — «Не знаю», — ответил Скотт.
Со стороны это выглядит комично. Но иррациональные страхи и тревоги, обусловленные выбором нереалистического эталона, нередко имеют травматичный психологический эффект, вызывая у мужчины неуверенность в себе, которая вполне реально подрывает его сексуальные возможности.

Как и размеры половых органов, мужская потенция весьма индивидуальна. Уровень сексуальной возбудимости и активности, нормальный для одного мужчины, будет совершенно недостаточным для другого и чрезмерным, непосильным для третьего. Различия эти чрезвычайно велики, и равняться в этом деле на какие-то среднестатистические нормы, то же самое, что пытаться обуть всех людей в обувь одного и того же размера, чаще своего собственного.

Да и только ли в физиологии дело? Сексологи шутят, что мужской орган самый ленивый ( по сравнению с сердцем, печенью или легкими) и вдобавок самый капризный орган нашего тела. Как часто он хочет того, чего не хочет его хозяин, и наоборот. Представление, будто он «всегда готов», верно только для периода подростковой гиперсексуальности, где-то между 14 и 18 годами, когда мальчиков обуревают и нередко вгоняют в краску, так как происходят в самых неподходящих для этого обстоятельствах, сильные, непроизвольные и длительные эрекции. У взрослых мужчин эрекции становятся более избирательными. К тому же эрекция, половое возбуждение и сексуальное желание – это вовсе не одно и то же.
Мужские сексуальные реакции просты и элементарны только на первый взгляд. В опытах Мастерса и Джонсон у мужчин «осечки», т.е. отсутствие эрекции или семяизвержения, наблюдались значительно чаще, чем у женщин.

Мужчина не только не всегда может, но и не всегда хочет. В отличие от мальчика-подростка, которого мучает, с одной стороны, гиперсексуальность, а с другой, сомнение в своих способностях. Взрослому мужчине не требуются рекорды, но он боится быть неправильно понятым. Женщина, отказывающая мужчине, только приобретает уважение. Отказ со стороны мужчины воспринимается как знак его несостоятельности или как личное оскорбление. Мужчина – пленник стереотипных представлений о собственной силе, причем это не ограничивается его сексуальными возможностями, но распространяется на всю сферу взаимоотношений между полами.

Все мальчики с раннего детства знают, что они должны быть сильным. Но лучший способ казаться сильным – скрывать свои слабости или то, что кажется таковыми. Мужской стиль жизни во всех возрастах отличается высокой соревновательностью. Страх показаться слабым заставляет мальчиков притворяться более смелыми и грубыми, чем они есть. Отчасти этот нажим помогает формированию мужского характера, но одновременно он его уродует, лишая мужчину тепла и нежности.
По всем психологическим тестам мужчины во всех возрастах уступают женщинам в способности как к самораскрытию, так и к сопереживанию. Одна из самых распространенных проблем подросткового и юношеского возраста – застенчивость. Однако юноши переживают ее гораздо болезненнее, чем девушки, ведь это «немужское» качество. А чем больше приходится скрывать, тем тяжелее жить. В мальчишеских компаниях проявления нежности строго табуируются, потом это нередко переносится и на отношения с женщинами.

Это касается и собственно сексуальной сферы. Хотя мужчины много говорят о сексе, они гораздо более скрытны в этом отношении, чем женщины. В одном социологическом исследовании (было опрошено 52 тысячи человек) молодые мужчины предположили, что девственников среди них только 1%. Фактически таковых оказалось 22%. Какая уж тут искренность!

Но если нужно быть сильным с друзьями, еще стыднее предстать слабым перед девушкой. Мальчики-подростки симулируют силу, заменяя смелость бравадой, суровость – грубостью, решительность – жестокостью, а потом это закрепляется со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Коммуникативные трудности существуют у мужчин не только в сфере вербального (словесного) общения, но и в телесных контактах. Прикосновение, телесная ласка – важнейший способ передачи любых эмоциональных состояний. Но в мальчишеских компаниях «телячьи нежности» запретны, допускаются только грубые толчки и силовая возня. Тем более что в период подростковой гиперсексуальности любые телесные контакты способны вызвать эрекцию и восприниматься как сексуально-эротические, гомосексуальные.

В мужском сексуальном сценарии «секс» со временем становится не столько удовольствие, сколько работой, которая обязательно требует успеха, завершения, достижения чего-то (например, оргазма). Мужское тело – это своего рода «сексуальная машина», которая оценивается по ее работоспособности и эффективности.

На первый план при этом выдвигаются количественные показатели, пресловутый «вал» — число женщин и количество сношений. Как уже говорилось, повышенная экстенсивность мужской сексуальности отчасти обусловлена биологически. Но, как и в сфере материального производства, в сексуальной жизни больше, необязательно лучше. Количество сексуальных партнеров и контактов далеко не всегда переходит в качество и приносит высокую сексуальную удовлетворенность. Иногда наблюдается даже обратное.

Вследствие инструментальности и соревновательности своего стиля жизни многие мужчины не доверяют собственным переживаниям, им нужны объективные подтверждения своей сексуальной «эффективности».

Самое весомое подтверждение своей мужественности он получает от женщины. Именно поэтому так важен для мальчика его первый сексуальный опыт. Да и взрослые мужчины изменяют женам и заводят случайные связи не только и не столько из сексуальных потребностей и жажды разнообразия, сколько ради самоутверждения: « Я не хуже других, я еще не стар, я могу…»

Но мужчина, стремящийся прежде всего доказать свою силу, невольно превращает интимную близость в своего рода экзамен. И часто он «проваливается» на этом экзамене именно потому, что не чувствует себя достаточно свободно и раскованно. Одно из самых распространенных мужских сексуальных расстройств – так называемая «исполнительская тревожность» или страх не понравиться и быть не «на высоте». В последние годы эта проблема стала особенно актуальна. Почему?

Традиционная модель сексуального поведения склонна приписывать всю активность в этом деле, начиная с ухаживания и кончая техникой полового акта, мужчине, оставляя женщине пассивную роль объекта. Однако, эта модель никогда не соответствовала действительности. Отношения полов в постели, как и в других сферах жизни, всегда были скорее партнерскими, хотя часто неравноправными. Но в обществах, где безраздельно господствовал двойной стандарт и женская невинность до брака тщательно оберегалась, в этой модели все-таки был некоторый смысл. Свой первый сексуальный опыт мальчики обычно приобретали с проститутками или с женщинами значительно старше себя; положение «ученика» в подобных ситуациях не роняло их мужского достоинства. А своих целомудренных жен они всему учили сами, не опасаясь конкуренции и нежелательных сравнений с кем-то другим. Сегодня первый сексуальный опыт подавляющее большинство юношей приобретают со сверстницами. А если партнеры одинаково неопытны, у них нередко возникают трудности, причем далеко не все молодые супруги догадываются сразу же обратиться за помощью к врачу. Кроме того, молодому мужчине стыдно признаться в своей неискушенности. Это делает его, с одной стороны, агрессивным, а с другой – неуверенным в себе. Либерализация половой морали облегчает положение юношей в том смысле, что им легче добиться сексуальной близости с девушкой. Но партнерские отношения часто становятся откровенно соревновательными.

Для застенчивых мужчин и для мужчин, воспитанных в духе идеологии мужского господства, это невыносимо. Мысль о возможной сексуальной опытности женщины вызывает у них панический ужас, связанный с обесцениванием его мужского достоинства. В этом смысле мужская забота о женском целомудрии на самом деле весьма эгоистична, решающую роль в ней всегда играют мотивы поддержания власти, в том числе сексуального господства над женщиной. Ослабление и утрату этой власти многие мужчины переживают как психологическую кастрацию, отражением чего является увеличение числа жалоб на психическую импотенцию.

Инструментальное, «объектное» отношение к женщине в сочетании с низкой сексуальной культурой лишает мужчин многих эротических удовольствий. Любовная игра сама по себе не доставляет им радости: «Зачем начинать, если я не могу или не хочу кончить?» Они не могут представить себе другой эротики, кроме непосредственно связанной с эрекцией и семяизвержением.

В основе представления о сексе как о непрерывном нарастании полового возбуждения, которое непременно должно завершиться семяизвержением, лежит, в сущности, опыт подростковой мастурбации – скорей, скорей! Любовные радости здесь ограничиваются физиологическими возможностями, которые с возрастом неизбежно уменьшаются. А вместе с ними снижается не только частота, но и длительность супружеских ласк. По словам американского сексотерапевта Гарри Голдберга, мужчины старше 40 лет расходуют на секс меньше времени, чем на бритье.

Источник: И.С. Кон «Мужская и женская сексуальность»

С уважением, Александра Бондаренко.

Понравилось? Поделись с друзьями!